ru
-
en
 

Елена ВАЕНГА: «В три года я научилась танцевать под пылесос…»


Татьяна ПАНИНА 07 сентября, 12:08

Елена Ваенга  
Певицу и композитора Елену Ваенгу называют «Лепсом в юбке» и прочат ей большую славу на российской сцене. Сегодня она собирает полные залы в крупных городах России, а этим летом впервые выступила в Ялте, в концертном зале «Юбилейный». Эта сценическая площадка — своего рода лакмусовая бумажка для исполнителей. Сумел собрать зал — значит, статус звезды получен заслуженно. Елена Ваенга по сборам обошла многих эстрадных див, а если добавить, что весь концерт она поет вживую и не признает фонограмм, то действительно можно применить к ней эпитет «уникальная». А сразу после концерта певица пообщалась с журналистами.

 — Елена, как вам Ялта, как наша курортная публика?

— Если говорить вообще о городе, то первый день, когда я походила по улицам, было ощущение просто царского отдыха! Я первый раз в жизни в Ялте. И сразу загорелась купить здесь квартиру. Но так и не нашла ничего. Когда же попросила с этим помочь, мне сказали: «А у нас все продано…»

— Что лучше — Ялта или Сочи?

— Люблю и Кавказ, и Крым. Меня в детстве возили отдыхать в Судак. Кстати, моя мать любит Кавказ, а отец — Крым. Мама, между прочим, у меня хохлушка, девичья фамилия у нее Журавель, а бабушка родом из Винницы. Папа из Санкт-Петербурга. А я родилась на Кольском полуострове и жила там до 16 лет. Я бы хотела иметь участок и в Хосте, и кусочек земли на Ай-Петри, хотя это, конечно, только мечта. Я была на плато вчера, мы ездили на машине. Но теперь я узнала, что идти туда всего 25 километров, и я хочу проделать этот путь своими ногами.

— Вы дали первый концерт в Ялте и уже переплюнули по кассовым сборам таких раскрученных звезд, как Аллегрова, Орбакайте и многих других. Как принял вас концертный зал «Юбилейный»?

— Здесь очень хорошее, внимательное отношение к гостям. И не только у зрителей, но и у администрации «Юбилейного». Вот только одна деталь: перед началом концерта я увидела на сцене рояль. Его бережно протирала тряпочкой женщина. Рояль оказался отлично настроен. Вроде бы мелочь, но она показывает, как здесь внимательно относятся к артистам.

— Кому посвящена песня «Белая птица»? Такое ощущение, что у вас была очень несчастная любовь, вы с такой болью ее поете…

— Песня посвящена моей матери. Ну а у нормального человека, у любой женщины несчастная любовь бывает. У меня она была в раннем детстве: я любила Димку Рябова, который любил девочку Альбину и чихать на меня хотел. Помню, я попросила его поцеловать меня, а потом уже поняла, что не надо мальчиков просить — пусть сами просят. Он мне сказал, что он очень любит Альбину и целовать меня не собирается. Так что первый «удар судьбы» я получила в пять лет. Потом был Максим Геращенко, как сейчас помню, ему было 13, он ходил на дискотеку, а меня не пускали. Я не просто страшно переживала, я думала, что это та любовь, которая возникла и должна умереть вместе со мной, что больше никогда в жизни я так не полюблю. Но сейчас рассказывать историю всей моей жизни нет смысла, слушайте ее в песнях. Вот и все.

— То, что вы поете, вы испытали в жизни?

— 99 процентов — да.

— А сейчас вы счастливы?

— Вы знаете, когда я любила — меня не любили, когда меня полюбили — я перестала. Но так сильно, как раньше, нет. Это редко бывает, когда через 25 лет совместной жизни выходит утром муж к завтраку, а его просто трясет от счастья. «Господи, — думает он, глядя на свою жену, — что бы я делал без тебя?» Покажите мне такие пары — может, одна на сотню тысяч и есть. А все остальное… Как говорится, не соврешь — красиво не расскажешь.

— После концертов чувствуете опустошенность?

— Нет, ее нет. Единственная проблема, может быть, в будущем — это проблема с нервами, потому что я искренне все переживаю. По-другому не умею, даже представить себе не могу, как можно иначе. Я пыталась пару раз выйти и просто петь песню. Вы знаете, что пела я ее, что не пела. А зачем тогда выступать? Я очень люблю зрителя, поэтому лучше я выложусь, как говорится, по полной, но получу его реакцию, его понимание.

— Вы занимались музыкой с самого детства?

— Да, с шести лет. В три года я научилась танцевать… под пылесос. А когда папа сыграл мне «Топится, топится в огороде баня», я подошла к пианино и повторила мелодию с ходу. Все сразу решили: Лена будет музыкантом! В девять лет я стала писать музыку, вскоре написала первую песню «Голуби», хотя это все точно помнит только моя мама. Писала песни на стихи Есенина, посылала на конкурсы, в 10 лет пыталась писать и классику — знаете, в таком академическом ключе. Принимала участие во многих конкурсах. И главное, что конкурсы давали мне, — не призы и лауреатские звания, а опыт сцены. Бесценный опыт сцены! Если ты идешь на конкурс, наплевать, какое место займешь, главное — стой на сцене, врастай в нее, осваивай каждый сантиметр! Я училась в музыкальной школе, потом в училище Римского-Корсакова в Санкт-Петербурге, потом — театральный институт, который очень много всего мне дал. Умение танцевать — это театральный институт. Я до театралки не танцевала никогда. Умение разговаривать с людьми и не бояться — это тоже театральный институт.

— Вы очень внимательны к людям, с теми, кто дарит вам цветы, обязательно говорите. Это не утомляет?

— Я сравниваю свое искусство с кулинарией. Когда вы ждете гостей и готовите пирог, как вы это делаете? Стараетесь! Любая хозяйка будет стараться. Хотя может возникнуть вопрос: ну зачем стараться? Странный вопрос! Мало того, когда гости будут есть, вы их обязательно спросите, нравится ли пирог им или нет. То же самое и со мной. Когда я пою, мне хочется, чтобы людям понравилось! Почему я не признаю фонограмму? Не потому, что я такая мегачестная — просто не понимаю, зачем это делать? Ради заработка? Нет! Я давно решила: если даже мне за это не будут платить денег, я все равно буду петь!

— Вы вышли на сцену довольно поздно. Почему?

— Я долго шла к ней. Потому что теми путями, которыми я шла, быстро не получится. У меня и муж не олигарх, и папа не директор телевидения, и любовника богатого нет. Я шла своим путем, своим потом, кровью, заработанными деньгами. Вот мне 33 года, а вы меня в Ялте слышите первый раз. Но я не жалею. Я жалею только об одном: не успела к 33 годам завести детей. А во всем остальном я счастлива, благодарна Богу за все — и вообще считаю, что Он мне дает больше, чем я заслуживаю.

— Почему вас так мало слышно на телевидении?

— Сейчас в музыкальные программы меня приглашают. Когда могу — приезжаю. Почему я не снимаю клипов? Да потому что 30 тысяч долларов я лучше на себя потрачу, на свою большую семью — у меня мама, папа, сестра, две бабушки, дяди, тети, двоюродный брат, и со стороны мужа — две сестры и брат, плюс племянники…

— А чем занимается муж?

— Муж занимается мной! Абсолютно точно. Если бы он был миллионером, я бы вышла на сцену намного быстрее. Он уже 16 лет вкладывает в меня все — это больше, чем продюсер. Заработал 100 долларов — вложил. Заработал 500 долларов — вложил. Для продюсера, наверное, 100 долларов — это смешно. Когда у вас лежит в кармане 100 тысяч, то для вас тысяча ничего не значит. А когда лежит 100 долларов и ты их все вкладываешь в музыку — это все равно что вложить 100 тысяч.

— Лена, вы много концертов даете, неужели не нашлось такого олигарха, который бы сказал: «Я хочу вложить в эту женщину деньги»?

— А олигарху это зачем? Какой нормальный здоровый человек, если это не прирожденный меценат, просто так даст денег? Я хотела бы встретить его, честно говорю. Я жду, когда какой-нибудь олигарх мне рояль подарит. Это единственное, что я от него приму — как подарок. А просто так взять бабло, наверное, рука дрогнет.

— Сколько вы пишете одну песню? Кому ее показываете в первую очередь?

— Мгновение! И потом не переписываю, это сразу пишется. А показываю первому, кто под руку подвернется, могу по телефону позвонить, рассказать…

— Ваша мечта?

— Дети чтобы у меня были — хорошие и здоровые!

Использование материалов time4news.org.

 
История:
Реклама